?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вспомнить всё.

Был тёплый летний день. Не жаркий, мягкий тёплый день августа. И мы всей семьёй отправились в поход за реку к знаменитому монастырю, или к его развалинам, не знаю точно, но к месту культовому по местным меркам. Мама, папа, я и младший брат прошли через лес по песку до трассы и уже там сели на автобус, который довёз нас за реку. А природа в тех краях своеобразная: на одном берегу, на нашем - луга, равнина и сосновые леса, а сразу за рекой холмы, пригорки, кручи, овраги и лес совсем другой, смешанный и много кустарников. Этот поход нам обещал папа. Мы вышли из автобуса и очутились на остановке в поле. Поле, остановка и деревянная скамейка. И неожиданное произведение искусства на скамейке. Кто-то, ожидая автобус, нарисовал на лавочке голую женщину. Рисунок был сделан шариковой ручкой и женщина выглядела очень реалистично. Нарисована была всего лишь по пояс. Она стояла, короткие волосы, блондинка и как бы понимая, что она голая, хитро с прищуром улыбалась. Рисунок был очень реалистичным и показывал истинную эротичность женщины даже не в том, что она без одежды, а этим взглядом с прищуром и лёгкой улыбкой. Сейчас появилась догадка, что такое нарисовать можно только "с натуры", если художнику позировали. Вот так вот, можно сказать, столкнулся неожиданно со своеобразным творением на автобусной остановке. Потом мы направились к лесу. Перед лесом стоял столб с табличкой, на котором было предупреждение, что охота запрещена. И эта табличка была вся дырявая от выстрелов их охотничьих ружей, были видны мелкие пробоины от дроби. Мы зашли в лес и дорога нас повела вниз по склону. Папа нам говорил, что внизу есть знаменитые озёра, круглые и глубокие и там водится разная огромная рыба. Но кроме монастыря и озёр была ещё одна достопримечательность, мимо чего и пролегала тропинка. Это дуб возрастом в семьсот лет. Мы дошли до этого дуба и остановились, долго его разглядывали. Пытались проникнуться торжественностью события и почувствовать себя причастными к многовековой истории дерева. А потом папа нам сказал, что надо возвращаться на автобус. Это было не приятно. Ведь так и не дошли до озёр, не видели монастыря. Папа сказал, что приедем в следующем году. А я постоял, посмотрел вниз, озёра где-то тут, рядом, а следующий год аж только в следующем году. И так мы вернулись. Доехали обратно, но до дома надо было идти ещё три километра по дороге, так как автобус к нам не заезжал.
Мы уже шли и брат мне сказал: "посмотри назад". Я обернулся и метрах в ста от нас шли двое, один тут же поднял руку вверх. Я ничего не понял о обернулся обратно. Потом снова меня одёрнули и я снова обернулся. Один из них снова помахал рукой. Я снова ничего не понял. И потом вдруг дошло. Так это же наши друзья! Наши соседи, два брата, которых мы всегда ждали и без них было скучно у бабушки. Оказывается, они тоже приехали, но на автобусе, который шёл следом за нашим. Мы подождали их и пошли вместе.
И конечно же вечером мы со своими друзьями пошли на рыбалку. А уже потом , когда пришли домой, мама сказала новость. Она слышала по радиоприёмнику, что какой-то знаменитый певец погиб. Я спросил, какой? А она не разбирается в ним, сказала, да какой-то Цой, есть такой? Я сказал, что есть, но может перепутала? Потом всё-таки выяснилось, что Виктор Цой. Я сразу же сообщил об этом друзьям, с которыми ходили на рыбалку. И Толик, младший из братьев, даже заулыбался и не поверил, он сказал,"это как же теперь мы жить будем без Цоя?" И действительно, тогда эта личность была лицом целой эпохи.
Но Цой погиб, и рухнула целая эпоха вместе с Советским Союзом. Сейчас дуб с семисотлетней историей находится в другом государстве. И теперь иногда вспоминаю хитрый, игривый взгляд той нарисованной женщины с короткой по плечи стрижкой и с вызывающе торчащей грудью.

Это был 1990 год, 15 августа.