?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Светский раут - 2

Я уже писал как-то весной , в марте, на эту тему пост. Сегодня решил продолжить. Есть в ЖЖ много разных интересных авторов. И вот надумал написать своего рода пародию на одного из них. Вернее написать в стиле этого автора.

gilliland Этот автор Гиллиланд. Он пишет своеобразно, я бы сказал нарочито-грубовато-архаически, как-то так. Или архаико-нарочито-грубовато. Ну в общем, если посетите его журнал, сможете оценить. Мой же текст не заимствован у этого автора ни сюжетом ни содержанием, ни оборотами речи. Это мой текст и только в стилистике и некоторых деталях могут быть переплетения. А предварить рассказ хочу словами из моего первого поста

У этого автора своеобразная манера изложения и оригинальный стиль. Но если вы не знакомы с его журналом, это не повлияет на то, чтобы понять о чём мой пост. Итак, рассказ написан в манере этого автора, то есть рассказ от первого лица, как в основном и в оригинале.

******************************************

Решил сегодня отложить очередной исторический экскурс. На этот раз хотел поведать историю о зарождении германского генштаба и о прилегающих к нему историй : о флаге германского генштаба, о гербе германского генштаба и о гимне соответственно. Но сегодня не об этом. Планы нарушило событие, о котором и осмелюсь сейчас трясущейся рукой изложить, чтобы оставить в назидание потомкам, хоть и придётся для этого ещё раз пройти через весь этот адов круг.
Буквально вздрогнул, когда узнал, что в наши края заехала с визитом Она! Её я не видел с той самой поры, как мы расстались в саду под цветом вишни в пору моей беспечной юности. Она мне тогда кричала при расставании "Дорогой, буду ждать тебя завтра", а я ей в ответ "Дорогая, завтра не смогу, полтинный смогу отдать только на следующей неделе, жди!" Эх, были времена, как сейчас помню. Это была моя первая и безусловная симпатия. Её приезд чрезвычайно взволновал меня, он тут же заставил меня отвлечься от мелких невзгод своих. Даже померкло на какое-то время на этом фоне моё прошение к градоначальнику. Да, к слову, там не было ничего особенного. Пришёл как другу и поставил вопрос деликатно, по старой памяти. На что он мне отказал, к моему удивлению. Я ему снова, так мол и так, я же как к брату к тебе. А он, " какой ты мне брат". В общем , завязалась дискуссия, я применил ещё больше деликатности. Я виртуозно взял его в оборот, как мне казалось, моим дипломатичным манерам и аргументациям позавидовал бы сам министр Каподистрия. Но в какой-то момент, а это наверное после его слов "пошёл вон ,болван", чувствую, что дипломатия дала трещину. И сам не заметил, как мои пальцы вдруг оказались вцепленными в его бороду, и начали мотать эту бороду вправо и влево. Мой оппонент, бормоча , даже прикусил язык, я засмеялся над этим ничтожеством, чувствуя моральное превосходство и близкую победу. Что-то даже хотел сказать ему, но только просипел, потому что, он схватился в это время за офицерский шарфик у меня на шее и потянул его, тем самым сдавив голосовые связки. Даже когда меня выволокли, я ещё декламировал свою грозную речь и бросался цитатами великих. Правда, речь была глухой и не ровной, а цитаты отскакивали эхом от стен узкого коридора и путались меж собой. Да и как ровно-то произнести в таких стеснённых условиях, когда волокут за ноги и лицом по ступенькам.
Но это всё, как уже сказал, померкло.
Теперь я думал только о Ней! Пол дня я провёл у её дома, боясь быть замеченным. Я бродил мимо театральной тумбы туда-сюда, от стены к стене, мимо двух магазинов и одного банкомата. Мелко семеня ногам, озираясь, прятался за стоячий воротник и приседал после каждого шороха. Банкомат мигал лампочками и зазывал прохожих. Вставь, дескать, карту, введи пинкод. Но вводить и вставлять было нечего... А так хотелось и вставить и ввести в своё удовольствие. Когда-то деньжонки водились, но сейчас я был, что называется, на вольных хлебах. На следующий день я должен был пойти в качестве одного из приглашённых.
Часы накануне провёл мучительно. Всю ночь снился светлейший князь Потёмкин. Он мигал мне глазом, то прятался за колоннадами, то снова мигал. Потом сказал, пошли со мной, голубчик. Думал, что он меня ведёт к императрице-матушке. Потом вдруг он оказался не с того не с сего на мне верхом, ударил в мои бока шпорами. И я обнаружил, что я, это не я, а кавалерийский конь с уздой во рту. Князь махал саблей, а нам навстречу неслась конница янычар. И как только мы сблизились с вражеской силой, я тут же выплюнул узду и закричал им почему-то "Проклятые эсеры, продали революцию!"
Проснулся в холодном поту. И решил во что бы то ни стало появиться экстраординарным способом! Так сказать, заявить о себе, как в былые наши времена. Гениальный план созрел мгновенно. Собрание должно было состояться в "Детском мире", так как Она пожертвовала энную сумму на детскую благотворительную организацию. И утром первого же попавшегося из дворни ухватив , основательно подготовил и снарядил его на столь важное дело. План был такой: мы входим в зал, смешиваемся в толпе аристократов, теряемся среди пышных нарядов и сияния бриллиантов, словом, скрываемся с виду, а затем... А затем я пробираюсь в шкаф, мне дают сумку, шкаф переносят верные мне слуги на подмостки в центр зала. В шкафу я раздеваюсь, достаю из сумки красные высокие сапоги, белые брюки с верёвочными индейскими лампасами , огромный гребень на голову в виде причёски. И надеваю огромную белую рубаху с надписью на груди из страз "Рок-н-ролл во мне". Кстати, если развернуться , то на брюках сзади, там где ягодицы, написано "здесь тоже живёт рок-н -ролл. " Как вы понимаете, я должен был стать олицетворением Элвиса Пресли . И по команде мои доверенные лица наклоняют шкаф, шкаф открывается и я вываливаюсь оттуда с двухметровой высоты прямо в центр . И на глазах у изумлённой публики начинаю петь "Онли ю!" План гениален и обсуждению не подлежит! На том и порешили. Осталось только придумать сигнал к наступлению, к началу. И тут я вспомнил, мы с Ней так любили в покер, да под самогончик, да под цыганский ор возле костра, когда цыганочки грудями трясут и от этого звенят монеты у них на ожерельях. Эх, а когда пели так в ночи, Она лежит головой в кустах, спит милая, и только ногой подрыгивает, видать, берёт за душу цыганская песня. И прослезившись, я установил директиву по войскам, что сигналом будет кодовое слово " ой нанэ-нанэ!"
И всё шло по плану. Я уже был в шкафу, уже разделся полностью. Осталось только облачиться в Элвиса. Повернувшись задом, я услышал до боли знакомый шум. И мурашки побежали по спине. Это были цыгане! И Она, милая моя, тоже не забыла о цыганах, подумал было я. Табор с гитарами ворвался в зал, и первое, что они сделали, это закричали "Ой нанэ-нанэ!" И слышу, как шкаф стал переворачиваться. Я онемел, потом развернулся, упёрся руками- ногами в стенки шкафа. Дверцы распахнулись и на меня вытаращились все присутствующие, сияя своими бриллиантами и вставными зубами. Такого шока не смог бы доставить и костюм Элвиса Пресли. Сил держаться уже не было, а передо мной был огромный торт. И я в чём был, а я ни в чём не был, так и скувыркнулся в этот торт. Загодя присел, пусть хоть в крему вывожусь чем вот так и без костюма Элвиса и без всего.
Что бы делал без цыган! Они тут же стали хороводом вокруг меня, подумали, что так и надо. Как я не старался держать лицо даже в такой ситуации, даже решил начать петь, но смутился и побежал из торта, высоко поднимая ноги, как по глубокому сугробу. Я бежал без оглядки, спотыкался через трёхколёсные велосипеды, наступая на говорящих кукол. Из-под ног доносились крики этих кукол, то "мама", то " папа", смотря на какую наступить. Китайские Деды Морозы начинали петь про новый год, когда их пытался распинывать с пути. И всюду, и всюду я оставлял такие сладкие кремовые следы , такие сладкие, как запах цветущей вишни. О милая, Она и про вишни не забыла, подумал тогда я. А вдогонку мне неслось "Ой нанэ-нанэ!"
.