?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Aug. 19th, 2012

Всё-таки заставил я "ахать " свой телефон, образно выражаясь, довёл до экстаза. Так и знал, что он не поломанный, а что-то с настройками. Какая-то двухуровневая настройка оказалось. В самом СМС-боксе в настройках только стандартные звуки и нет выбора из загруженных, но в профилях звука "на улице", "совещание" и тд есть звук уведомлений и выбор из загруженных. Так и то, после установления всё равно не работает. А оказывается надо не только в профиле звука установить, но и в самом СМС-боксе там где одни стандартные, там есть строка "мелодия по умолчанию", что это, хрен его знает, но только если установить этот режим, начинает правильно и желанно "ахать", ну то есть, любая выбранная в профиле мелодия начинает срабатывать. Я так горд за себя! Вы не представляете, когда приходит СМСка, я даже в этот момент чувствую себя Шерлоком.

Но собственно, не об этом хотел сегодня. Сегодня Яблочный спас. И всегда в этот день вспоминаю бабушку и деревню отца. Каждый год в течении двадцати лет я приезжал на лето к бабушке. Это была целая отдельная жизнь, моя жизнь. И в это время я заряжался силами, энергией на следующий год, до следующего приезда. И последний раз там был пятнадцать лет назад. В этот день в детстве мы семьёй ходили через лес в соседнее село в церковь на службу, а в обед в том же селе шли к моей Крёстной трапезничать . Моя Крёстная в молодости походила на Анне Вески, такая же стройная с белыми кудряшками.
Каждое событие там, это целый торжественный ритуал; необъяснимая праздничность всегда присутствовала в каждом рассветет и закате. Но особым ритуалом была дорога к дому. Путь был растянут до мельчайшего смакования. Медленно, с множеством пересадок, но всё ближе и ближе, всё радостней и радостней. Особым действом выступала ночь. Когда мы приезжали и выходили на железнодорожной станции, было ещё светло, часов десять вечера. Но надо было ждать до утра, пока начнут ходить автобусы. И мы сидели всю ночь на вокзале, и это было что-то особенное. Отец ,не знаю почему, не брал такси и не договаривался, чтобы встречали, а оставалось каких-то тридцать с лишним километров. И вот, я бродил вокруг вокзала летним вечером. Вокзал был огромным и с большой привокзальной площадью, за которой темнел парк, и в глубину этого парка уже не проникал взгляд. Я бродил, вдыхал воздух наполненный ароматами вечерних лип и каштанов, рассматривал группки местной молодёжи, которым только возле вокзала казалось не скучно тусоваться. И вообще, по местным было заметно, что к вокзалу они пришли, чтоб показать себя перед приезжими, им было весело уже только от присутствия такого количества чемоданов, от снующих занятых людей перед кассами. И да, им было завидно, что кто-то куда-то едет, и находясь возле вокзала они хотели хоть немного приобщиться к этому процессу. Я же был весь преисполнен потому ,что уже приехал. Город тем временем уходил плавно в сумерки. И лёгкий пьянящий ветерок становился главным хозяином на привокзальной площади, на которой продолжали отсвечивать в темноте шары фонтанов. Людей становилось меньше и меньше с каждым часом. Когда же полумгла растворялась в кромешной темноте, я возвращался в зал , садился на скамейку, на которой и прилечь было нельзя. Наклонял голову на рюкзак и пытался уснуть, но это было невозможно. Я и не хотел спать и не мог. К этому времени на часах в зале стрелки показывали два ночи.
Каждый редкий шум в такое время разносился по всему вокзалу. Лёгкое шарканье шагов или чей то разговор тут же отскакивал от стен залов эхом. А объявления по громкоговорителю о прибытии поездов казалось звучат где-то далеко с неба. И гудки и только ещё гудки тепловозов нарушали ночную тишину. Это было непередаваемое ощущение. Должно было быть тяжело, но тяжело не было, было что-то торжественное во всём этом. И просыпаясь уже в пять часов , мы шли на автовокзал, но это уже другая история.
В последствии выяснилось со временем, что раньше, когда отец был молодой, он тоже ночевал так, но не на вокзале. Рядом с этим вокзалом, совсем рядом стоит домик и там жил дедушка, наш родственник. И отец останавливался на ночь у него. Так что, необычная ночь на вокзале, уже являлась сама по себе первыми гостями, первым посещением родных.