?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сны, это всегда отклик на окружающую действительность: яркую,серую,привлекательную и даже незаметную. Так уж устроилось, что сновидения являются для человека таинственным проводником между миром и небытием. Они есть и вроде бы и нет. Их можно увидеть, но нельзя пересмотреть. Всегда неожиданные, ласковые, добрые, временами пугающие . А в идеале и невероятные. Сейчас мне сны не снятся. Может и снятся, я их не помню. Но когда уже отвыкаю от красочных картин, сны неожиданно возвращаются и напоминают о себе.

В том сне , в первом, я попал во Францию. Два сна, как две серии фильма. Попал в какой-то город, в настоящий французский город. Но не в современность, а в эпоху исторических событий, во времена знаменитых революций. Меня перенесло как на машине времени быстро и точно. Вот стою на улице и пытаюсь понять, куда же меня забросило? И действительно, во снах редко задаюсь такими вопросами, я их просто смотрю. А здесь я участник. Передо мной широкая улица, слева высокий забор из декоративной чугунной решётки, за забором парк, а с другой стороны вдоль по улице невысокие жилые строения. И никого из людей нет . Никого, кто бы мог объяснить где я и что происходит. Но я чувствую, что-то не так, в таком большом городе и никого. И главное, я уловил в окружающей атмосфере тревогу. Нависшее чувство опасности буквально завладевало мной . Я огляделся. Вокруг располагались ,казалось практически, одни исторические артефакты, этого ничего не должно уже давно быть. Но здесь они окружали всюду и смотрели на меня; настоящие и не нуждавшиеся в доказательствах своего существования. Чугунный забор, выбитая брусчатка под ногами, Я всё это видел и мог потрогать. И тут я обратил внимание на дым, поднимающийся за перекрёстком из- за крыш. Увидел небольшую группу бегущих по улице людей, они двигались не вместе, а врассыпную. Из их выкриков, я понял, что на улицах лев, вырвавшийся из клетки, и вообще животные. Я не придумал ничего другого, как только залезть на эту высокую решётку. Но когда я вскарабкался , то понял, что опасность исходит далеко не от диких животных. С высоты открывалась уже более широкая панорама . Дым поднимался и с других сторон, прогремел выстрел из тяжёлого орудия, затем ещё. Стреляли пушки. Это где-то в далёких кварталах шли уличные бои, я даже разглядел в переулках ряды гвардейцев, разглядел благодаря белым брюкам, которые являлись тогда частью мундира и были заметны из далека. Затем я услышал колокольчики, это был звон пожарных повозок, по соседней улице промчались пожарные. Потом это всё как-то стихло со временем и я решился слезть с забора. К тому же, стали появляться вереницы людей, улицы начинали постепенно заполняться прохожими. А что лев? Его вероятнее всего убили королевские гвардейцы. Я двигался по улице, и снова ничего не придумав, я просто слился с толпой и покорно шёл вместе с остальными. И так я подошёл к двух или трёхэтажному дому вместе с горожанами, к которым пристал. Мы поднялись по лестнице на один из этажей, там было темно и деревянные ступени поскрипывали под весом шагающих гостей. Остановка, стук в дверь. После небольшой паузы дверь открылась. И из-за тёмного силуэта в дверях на лестничную площадку ударил солнечный свет. Открыл дверь не молодой и любезный мужчина в халате. Но по его улыбке чувствовалось напряжение. Люди не входили без приглашения, а человек не решался их впускать . Они принялись пересмеиваться и обмениваться шутками, но продолжали оставаться на своих местах. Видно было, что человек за дверью и его гости принадлежат к разным социальным группам. Другими словами, тот человек был богаче остальных. Под воздействием событий пришедшие даже в шутках с трудом скрывали неприязнь к своему знакомому. И только близкое нахождение солдат королевской гвардии удерживало их от неконтролируемого своеволия. Но человек , действительно, оказался их знакомым, хорошим знакомым. Дверь была распахнута окончательно и мы все вошли в комнату залитую жёлтым солнечным светом . И только в комнате чувство тревоги и неопределённости стало отступать. Не знаю как назвать то, что я увидел, войдя туда, но комната оказалась широкой и походила на столовую. Это была то ли ночлежка, то ли кухня и прибежище для бедных, а может не только для бедных. Там стояло несколько столов, за ними сидели люди и хлебали что-то из чашек. И вообще, были погружены каждый в своё. В комнате стоял галдёж как в заправском трактире и на меня никто не обращал внимание. Я же удивлённо разглядывал всех по очереди. Все постояльцы являли собой оригинальнось и не походили друг на друга. Сначала я выделил из присутствующих здоровенного толстяка, весёлого и улыбающегося. Одет он был почти в лохмотья, на голове было что-то вроде смешного чепчика. Для меня смешного, но там это был видимо простым головным убором. По комнате же разносился аромат нехитрых, но вполне привлекательных и съедобных блюд. Вдруг, кто-то легко толкнул меня в бок. Я обернулся и увидел, что мне протянули миску с едой...

Второй сон меня снова вернул во Францию. Но уже в современную. Я оказался в самой гуще политических событий. Я шёл как и в первом сне вместе с людьми. Шёл куда-то. Но эти люди уже не были бедными, на всех была строгая и стильная одежда в тёмных сдержанных тонах. Я был одним из них. Чувства тревоги уже как в первый раз не ощущалось. Ещё бы, мы шли уверенно, а вокруг нас сверкал нескончаемый фейерверк из фотовспышек. Я находился не просто среди богатых людей, я шёл вместе с элитой французского общества. Такой ажиотаж вокруг нас и внимание журналистов было связано с политической сенсацией, с каким-то неожиданным поворотом . Параллельно звучал телевизионный репортаж. Он звучал где-то словно за кадром. Из него становилось понятно, что сенсацией и определённым открытием являлся человек, который как раз шёл рядом со мной. И события происходили во время выборов. Именно президентские выборы и открыли сенсацию.Сами выборы то ли ешё не прошли, то ли уже состоялись. Но этот человек, с которым мы шли бок о бок, был на тот момент явным фаворитом и лидером президентской гонки. О нём говорили все. И по тому, как о нём говорят, что говорят и какие имена называют, мне ясно кто этот человек, в голове звучало одно имя- Ле Пен. Вокруг люди в плащах оттесняющие любопытных и журналистов, чёрные лакированные автомобили с синими мигалками. Открываются двери, запах салона, мягкие задние кресла, и ночь, ночь и вспышки...

Сны, да, я раньше в детстве всегда любил смотреть сны. Они были всегда яркими и впечатляющими.